Народные песни о любви: скрытые подтексты и смыслы

Разбираем по полочкам казахские песни о любви с этно-музыковедом Елемановой Саидой Абдрахимовной. Лиро-эпические легенды, поэзия и новые музыкальные языки.

История Козы-Корпеша и Баян-Сулу – трагическая, но одновременно и светлая, поучительная и трогательная… Она напоминает историю Ромео и Джульетты той решимостью, с которой влюбленные решают покончить со своей земной жизнью, если кто-то из них уже ушел в мир иной.
Поучительная потому, что в поэме осуждается вольное или невольное нарушение предназначения человека. Ведь у казахов считалось, что молодые люди, предназначенные друг для друга (аттастырылган), обязательно должны быть вместе. Поучительная еще и потому, что поэма показывает – нельзя нарушать клятвы, которые люди (в данном случае отцы Козы-Корпеша Сарыбай и Баян-Сулу Карабай) дают друг другу.
Самое же главное, что история и смерть Козы-Корпеша и Баян-сулу говорит о том, что любовь – величайшая ценность мира, ради которой не только стоит жить, но можно и без раздумий пожертвовать жизнью.
Можно уверенно говорить о том, что лироэпическая легенда Козы-Корпеша и Баян-Сулу показывает, как относились к любви казахи и их предки.
Не случайно даже само деление традиции сказывания эпоса (жыр) на две большие группы – богатырский эпос (батырлар жыры) – Алпамыс, Кобланды, Едыге, Ер-Таргын и лирический эпос или социально-бытовой эпос (турмыс-салтжырлары), в котором, как правило, речь идет о любви героев – Кыз-Жибек, Енлик-Кебек, Калкаман и Мамыр, Козы-Корпеш и Баян-Сулу.
Что мы видим в других жанрах казахской музыкально-поэтической культуры – древних и более поздних? Изменилось ли отношение к любви сегодня? Как это было в 19 веке? Как можно узнать о том, как относились к любви наши предки?
В казахском народном творчестве есть такой жанр как кара олен – простая (черная) песня, так ее называют в народе. Петь и сочинять/импровизировать кара олен могут и должны все – и молодежь, и среднего возраста люди, и даже старики. В исполнении кара олен нет ограничений – женщины или мужчины, дети или взрослые. Форма кара олен проста, рифмуется только одна строчка из четверостишия, часто повторяются первые две строчки. Напев народный – может быть известным, может быть и вновь сочиненным.
Кара олен сопровождает жизнь человека, описывает его быт и чувства. Кара олен можно использовать для того, чтобы поздороваться со знакомыми или незнакомыми людьми, узнать об их делах и здоровье. Но главная, всепоглощающая тема кара олен – взаимоотношения людей, любовь и дружба. Взаимоотношения между мужчиной и женщиной во всей их неисчерпаемой многогранности отражаются в широкой палитре чувств. Здесь возможны все оттенки – от намека, игры, легкой заинтересованности до глубоких, сильных чувств, подлинной страсти и тоски от разлуки: 

Қонған жері ауылымнын Қара талды,
қарай-қарай жолыңа көзім талды.
Уәдеңе осы айтқан болсаң берік,
Аямас ем сен ушін шыбын жанды. 

Место, где остановился мой аул – Караталды,
Все глаза я просмотрела на дорогу,
По которой ты должен прийти.
Если ты верен своей клятве,
Не пожалею ради тебя своей души.

Так получилось, что кара олен – это школа поэтического и музыкального (исполнительского) мастерства для народа. Если обладаешь незаурядными музыкальными или поэтическими/импровизаторскими данными, будешь замечен в этом, а песня останется, будет «тиражироваться» – Шили озен, Елигай, Арманай, Кок озен, Булдирген, Жети арал, Бекзатым-ай, Саулем-ай и еще много-много других. Авторов никто не помнит, да это и неважно.
Совсем по другому в народно-профессиональном песенном творчестве – искусстве знаменитых Биржан-сала, Сегиз-серэ, Ахана-серэ, Мухита, Мади, Ибрая, Асета...
Хочу себя процитировать из книги «Казахское традиционное песенное искусство»:
«Казахская любовная лирика поражает своим богатством, разнообразием и глубиной. Это поистине рыцарская поэзия с культом земной любви, вмещающая в себя выражение сильных и глубоких чувств. Она обнаруживает удивительное сходство со средневековой европейской куртуазной лирикой трубадуров, труверов и миннезингеров (минне – любовь, зингер – певец). Их сближает отношение к любви, как высшему благу жизни. Возвышенная, искренняя, самоотверженная, любовь царит как подлинная госпожа в мире традиционной песенной культуры. В ней, так же, как и в рыцарской лирике, отсутствует противопоставление земного, плотского, греховного начала и начала небесного, божественного, что характерно для христианства».
В ней соседствует и нежное любование, восхищение красотой девушки, и пылкая, чувственная страсть, и гимническое воспевание любви, и апофеоз ликования души от свершившегося счастья. Ничего подобного в двадцатом веке уже нет – если не иметь в виду две-три песни, продолжающие традиции народно-профессионального песенного искусства – «Сары Жазык» Калка Жапсарбаева, «Саржайлау» Акселеу Сейдимбекова.
Самое главное, что народно-профессиональная песня создала совершенный музыкальный язык и совершенный исполнительский стиль для выражения этих чувств. Это «Алконыр» и «Шапибаяу» с их трепетным, нежным и восторженным чувством к любимой.
Это «Каргамау» и «Шама», в которой чувственная страсть буквально материализуется. Это шедевр любовной лирики «Гаухартас» – песня в форме поэмы, где повествование постепенно сменяется страстным монологом, высказыванием, которое нигде не переходит границы сдержанности и культуры чувства. В «Корлан» же Естая любовь громогласная, гордая, приобретает космические масштабы: «Бар галамды шарыктап. Багдад Мысыр, Шын-Машын – издесем Корлан табылмас!» «Я всю вселенную обойду! Багдад и Египет, внутренний и внешний Китай. Но нигде нет такой, как Корлан!»
Тема любви в народно-профессиональном искусстве часто переплетается с темой искусства, творчества, полета в поднебесье (песни «Кокаршын» Жаяу Мусы, песня «Айтбай» Биржана, «Кысмет» Асета). Одухотворенные, высокие чувства любви и музыки, поэзии, творческого вдохновения близки между собой, у них одна природа!
Все перечисленные песни нужно слушать в аутентичном исполнении, с домброй, от подлинных мастеров – записи Жусупбека Елебекова, Манарбека Ержанова, Еркина Чукиманова, Толганбая Сембаева, Ерлана Рыскали.
Почему же так получилось, что невиданная в наше время культура любви исчезла вместе с самой традицией этого пения? Хорошие исполнители есть, создателей таких песен уже нет.
В связи с этим возникают такие размышления. Есть определенная связь и взаимозависимость между чувством и формой его выражения. Чувство, оказывается, не существует само по себе – оно всегда выражено в какой-то форме, каким-то языком. Если форма – язык – отсутствует, чувства тоже как бы нет. Будучи невысказанным, чувство переходит во внутреннюю форму и затем бесследно исчезает.
Послушаем чудесную песню о любви и искусстве Асета «Инжу-Маржан» в исполнении Толганбая Сембаева. В припеве поется о том, что автор мечтает так же любить, как Козы-Корпеш и Баян-Сулу.
Песня светлая, гармоничная, яркая, как и всё народно-профессиональное песнетворчество.



 Еламанова.png  
Саида Еламанова,
профессор, этно-музыковед.

                                   



Возврат к списку

Наверх